Нападение фашистской Германии на нашу Родину было встречено жителями района, как и всеми советскими людьми, с негодованием и возмущением. Повсеместно прошли массовые митинги с призывом сделать все возможное для скорейшего уничтожения ненавистного врага.

Начальник III части Чурапчинского объединения военкомата Дьячковский в газете «Социалистическая Якутия» писал так: «В адрес Чурапчинского объединенного военкомата нескончаемым потоком поступает множество заявлений от призывников, военнообязанных, политработников и офицеров запаса с просьбой отправить в действующую армию».

Заявлений было очень много. Они являлись яркой демонстрацией советского патриотизма, беспредельной любви к Родине.

В 30-е гг. чувствовалось приближение войны. Поэтому в те годы руководством республики уделялось большое внимание военной подготовке молодежи.

По свидетельству оставшихся в живых воинов и из некоторых документов видно, что в 1937-1940 гг. и в июне 1941 г. на военную службу было отправлено значительное количество юношей. В сборнике «Материалы по истории Мегино-Кангаласского района» отмечалось, что в «августе 1939 г. передовая молодежь района, в том числе из Майи П.П. Прокопьев, А. Аргунов, М. Григорьев, А. Эверстов, С. Стручков, П. Мучин и другие, были призваны в ряды Красной Армии».

К сожалению, не известно не только их точное количество, но и их дальнейшая судьба.

Многие жители Мегино-Кангаласского района были призваны в ряды РККА, работая в разных концах Советского Союза или учась в Центральных голосах России, и испытали на себе весь ужас первых, самых трудных дней и лет войны. Окончивший Свердловское военное училище и служивший в г. Идрица Калининской (ныне Тверской) области лейтенант К.Д. Климентов на третий день после начала войны написал своим родным, а затем пропал без вести. А.Н. Харитонов из Дойдунского наслега после окончания сельскохозяйственного техникума по своей просьбе был призван в Красную Армию из города Якутска. Отслужив на Дальнем Востоке, закончив Тамбовское пехотное училище, он в звании младшего лейтенанта проходил службу в Белоруссии и тоже пропал без вести.

Среди призванных в первые тяжелые дни войны остались в живых и вернулись домой лишь единицы. Одним из них был Г.А. Никифоров (1906 г.р., IIТылыминский наслег). Он ушел в народное ополчение, будучи аспирантом Института народов Севера (г. Ленинград). После войны работал научным сотрудником Института языка, литературы и истории Якутского филиала Академии наук, длительное время возглавлял кафедру Якутского госуниверситета.

29 июля 1941 г. в Мегино-Кангаласском районе впервые состоялись массовые проводы лучших сыновей на фронт. После этого массовый призыв воинов в армию прошел в августе и сентябре того же года. По неполным данным, на основе некоторых документов, установлено, что в 1941 г. из Мегино-Кангаласского района было мобилизовано в армию 1347 человек.

Р.Г. Васильев в буклете «Мегино-Кангаласский район в Великой Отечественной войне (1941-1945 гг.)» привел цифры, указывающие, сколько человек из нашего улуса воевали на тех или иных участках боевых действий. Извещения о погибших составляют 1088. Из 1859 вернувшихся с войны домой в 1975 году заполнили анкеты только 689 человек. Поэтому, о том, как и где воевали вернувшиеся и умершие в 1975 году, данных нет, как и о том, где, в каком направлении воевали воины, пропавшие без вести.

Из имеющихся данных видно, что если в 1941 г. население района составляло 18937 человек, то в 1945 – 13833 человека, следовательно, население района за годы войны сократилось на 5104 человека, из них свыше 1900 воинов не вернулись с войны, а свыше 3204 человек умерли в тылу от голода и болезней. В районном архиве имеются данные, свидетельствующие о смертности населения в военные годы: в 1941 г. – 1372, в том числе 193 ребенка; 1943 г. – 847, в том числе 68 детей; в первой половине 1944 г. – 321, в том числе 46 детей.

Такова была цена Победы, ее суровая дань, легшая тяжелым бременем на плечи трудящихся района. Самая кровопролитная и жестокая за всю историю человечество война унесла многие сотни, тысячи, миллионы человек.

Памятник расположен в северной части села у развилки ул. Майинской и автотрассы с. Майя – с. Тюнгюлю. В центре на террасе установлена скульптура Матери-Якутии с воинской пальмой в руках (высота 3 м) на прямоугольном постаменте 106х107х270 см и основании 200х200х20 см. Справа и слева от нее на опоре в виде четверенных сэргэ установлена стела 1000х160х130 см, символизирующая арангас (якутское «воздушное захоронение»), облицованная гранитом. На ней укреплены выколотки по латуни, изображающие персонажи якутского эпоса и текст «Геройдарга албан аат 1941-1945» на якутском языке. На террасу к арангасу ведут широкие ступени. Слева по фронту от скульптуры установлены 2 стелы, каждая на 6 опорах, объединенные барельефной вставкой. Слева от стел Г-образно к ним установлена такая же пара стел. Размеры стел 1300х35х180 см. На них укреплены 85 плит 90х60 см с 1685 фамилиями погибших. Барельефы изображают сцены боя. Объемы памятника выполнены из бетона, скульптура и барельефы – бетон, выколотка – из латуни, мемориальные плиты – дюралюминий, барельефное литье.

Перед западной парой стел установлен по центру бюст Ф.К. Попова.